Краткий обзор издательств, выпускающих гом. литературу

Одной из самых актуальных на сегодняшний день проблем является обеспечение врачей-гомеопатов качественно переведенной и отредактированной специальной справочной литературой, без которой невозможно осуществлять клиническую практику. Хотя в настоящее время выпускается достаточно много разнообразной литературы по гомеопатическому методу лечения, но далеко не всеми издаваемыми на русском языке книгами можно пользоваться.

Еще Дж. Т. Кент, анализируя изданные в то время книги по гомеопатии, разделил их с позиций соответствия параграфам «Органона» С. Ганемана на две большие группы – «книги нужные и полезные» и «мусор гомеопатии». Из «книг нужных и полезных» он выделил произведения, составляющие «золотой фонд гомеопатии», которые необходимо изучить каждому врачу-гомеопату.

В дальнейшем ценность любой работы по гомеопатическому методу лечения всегда оценивалась с позиций соответствия параграфам «Органона». В настоящее время готовится аналитический обзор, где вся изданная на русском языке литература по гомеопатии будет оценена по этому критерию.

На данный момент имеется несколько издательств, специализирующихся на выпуске гомеопатической литературы, и дефицит на подобную специальную литературу исчезает.

Старейшим и одним из самых продуктивных российских издательств является санкт-петербургское издательство “Центр гомеопатии” под руководством Песониной С.П. Самым выдающимся проектом этого издательства стало издание десятитомника К. Геринга, единственной полной аналитической Materia Medica, изданной на русском языке.

Достаточно успешно и целеустремленно развивается новосибирское издательство под руководством Филина Е.Ю., которое недавно выпустило “Краткий реперторий и Materia Medica гомеопатических лекарств” С.Р. Фатака. Эта работа С.Р. Фатака появилась очень своевременно, т. к. она является дополнением к “Реперториуму К. фон Беннингхаузена” С.М. Богера, выпущенному в 2000-ом году смоленским издательством “Гомеопатическая медицина”.

Неплохо заявило о себе в последнее время и еще одно новосибирское издательство “Гомеопатия-Урос” под руководством Сутула Д.В. и Сутул М.Э.

Отдельно следует сказать о взаимоотношении двух издательств с одинаковыми названиями – смоленского издательства “Гомеопатическая медицина”, которым руководит Захаренков В.М., и московского ЗАО “Гомеопатическая Медицина” под руководством Дмитриева В.К. До 1998 года ЗАО “Гомеопатическая Медицина” было структурой, занимающейся реализацией литературы, выпускаемой смоленским издательством “Гомеопатическая медицина”. Начиная с 1998 года, из-за финансовой нечистоплотности Дмитриева В.К. все отношения между смоленским издательством и московским ЗАО были прерваны.

После этого ЗАО “Гомеопатическая Медицина” начало самостоятельно издавать книги по гомеопатии, и всю литературу, выпущенную московским издательством до настоящего времени, можно разделить на две группы. Первая группа состоит из книг, украденных Дмитриевым В.К. у смоленского издательства “Гомеопатическая медицина”: это книга Аллена Х.К. “Основные показания к назначению и характеристики ведущих гомеопатических препаратов и нозодов со сравнением их патогенезов”, книга Дж. Кента “Лекции по философии гомеопатии”, книга В. Берике “Materia Medica гомеопатических препаратов”, книга Петерса “Гомеопатическое лечение во время беременности, родов и кормления грудью” и книга Реквега Г.-Г. “Гомеопатическая антигомотосикология. Систематизированное практическое лекарствоведение”. Все эти книги были переведены и отредактированы Захаренковым В.М., а книги Пуарье Ж. “Гомеопатическое лечение заболеваний сердца”, Шаретта Ж. “Практическое гомеопатическое лекарствоведение” и сборник “Гомеопатическое лечение урологических заболеваний” были заново отредактированы мною же. Это изложено в выходных данных вышеперечисленных книг, и поэтому права на перевод этих книг принадлежат Захаренкову В.М. и смоленскому издательству “Гомеопатическая медицина”.

Вторая группа состоит из книг, которые ЗАО “Гомеопатическая Медицина” подготовило к изданию самостоятельно. Это книга Р. Моррисона “Новейшая Materia Medica”, книга Дж. Кента “Лекции по гомеопатической Materia Medica”, книга Д. М. Борланда “Гомеопатическое лечение пневмоний” и т. д. Что касается “Новейшей Materia Medica” Р. Моррисона, то она относится к той категории справочников, которые Дж. Кент называл “мусором гомеопатии”, и те из врачей, кто по несчастью приобрел ее, смогли воочию в этом убедиться. Книга Дж. Кента “Лекции по гомеопатической Materia Medica” по праву входит в золотой фонд гомеопатии, и без нее нельзя обойтись при изучении гомеопатической Materia Medica. Но книгой под редакцией к. м. н. Дмитриева В.К. пользоваться при изучении патогенезов лекарственных веществ ни в коем случае нельзя, так как при описании патогенезов допущены многочисленные грубейшие ошибки, полностью искажающие сущность действия препаратов. И хотя в предисловии к русскому изданию сказано: “… сможет увидеть в описании патогенезов лекарств порядок и очертания последовательной цепочки развития патологических процессов, а значит – четкие указания к использованию препаратов при лечении своих пациентов”, на самом деле, при пользовании этим изданием под редакцией к. м. н. Дмитриева В.К. врач-гомеопат никогда не сможет правильно подобрать препарат, и в лучшем случае состояние больного просто ухудшится, а в худшем – врач может даже потерять больного. Поясню это на конкретном примере.

На стр. 118 в патогенезе Antimonium crudum читаем: “Этому препарату свойственен упадок сил, психическое истощение, как при тифе с длительной интермиттирующей или ремиттирующей лихорадкой. Прострация в этом случае подобна таковой у Arsenicum, но для Arsenicum характерен подавляющий страх смерти, в то время как для этого препарата – отвращение к жизни; и поэтому они в одной компании. Для Arsenicum характерны неугомонность и нетерпеливость; данный же препарат редко бывает таким”. Но любой грамотный врач-гомеопат знает, что для Antimonium crudum характерна выраженная слабость с ясным сознанием, и если мы дадим Antimonium crudum пациенту, пребывающему в прострации, то мы можем попросту потерять его. Также любой грамотный врач-гомеопат знает, что для Arsenicum album характерно ощущение внутреннего беспокойства, а не неугомонность и нетерпеливость, и если врач-гомеопат в подобной ситуации, не дай Бог, назначит неугомонному и нетерпеливому пациенту Arsenicum album, то очень вероятен летальный исход.

Я специально выбрал этот небольшой отрывок, чтобы показать, что пользование непрофессионально подготовленными справочниками может привести к гибели больного. Даже в этом маленьком отрывке есть две грубейшие ошибки, сводящие на нет ценность этой, несомненно, выдающейся работы Дж. Т. Кента. Таких грубейших ошибок опытный врач-гомеопат обнаружит не один десяток в каждом патогенезе, и хотя далеко не каждая из них может привести к гибели пациента, но каждая из них сильно затруднит выбор подобного препарата, а часто вообще сделает невозможным определение simillium.

Дж. Т. Кента называют “мастером детализации”, и ценность его “Лекций по Materia Medica” заключается именно в том, что выделены характерные особенности каждого препарата, составляющие его суть и позволяющие отдифференцировать его от подобных препаратов. Определить эти особенности и точно передать их на русском языке может только человек, хорошо знающий патогенезы лекарственных веществ, но не переводчик, даже очень грамотный, который не владеет специальной терминологией и не знает гомеопатической Materia Medica. Поэтому, как мы видим из вышеприведенного примера, по книге Дж. Т. Кента “Лекции по Materia Medica” под редакцией к. м. н. Дмитриева В. К. ни в коем случае нельзя изучать патогенезы препаратов, так как многочисленные грубейшие ошибки, допущенные при редактировании, во многих случаях совершенно искажают суть лекарственного средства. Эту книгу можно использовать лишь для контроля знания патогенезов лекарственных средств, и если Вы нашли десять или больше ошибок, значит, Вы достаточно хорошо знаете патогенез этого препарата и понимаете сущность его действия. Гораздо более грамотно и профессионально переведена и отредактирована эта книга Дж. Т. Кента издательством “Олло”, которой и нужно, по возможности, пользоваться. Намного более часто, чем думается, врач ошибается не из-за того, что неправильно обследовал пациента, а из-за того, что воспользовался подобным безграмотным руководством.

Такие же грубейшие ошибки мы находим и в другой книге под редакцией Дмитриева В.К. – Борланд Д.М. “Гомеопатическое лечение пневмоний”. Уже на стр. 19 в патогенезе первого из описанных в этой книге препаратов Aconitum читаем: “несмотря на сильный жар, гиперемированное лицо и горячую кожу, пациент типа Aconitum жалуется на холод в конечностях“. Но любой мало-мальски опытный гомеопат знает, что характерный признак Aconitum – холодность ступней, а симптом “холодность конечностей” является характерным для Antimonium tartaricum, Arsenicum, Calcarea, Camphora, Carbo vegetabilis, Colchicum, Cuprum, Digitalis, Secale, Stramonium, Veratrum, но не для Aconitum. И подобные ошибки встречаются достаточно часто, что делает эту книгу бесполезной для врачебной практики.

Такие же грубейшие ошибки встречаются и в выпущенных этим издательством книге Ф. Вермюллера “Синоптическая Materia Medica” и в книге Дж. Кларка “Словарь практической Materia Medica”.

Как мы видим, книги московского ЗАО “Гомеопатическая Медицина”, изданные под редакцией В.К. Дмитриева, переполнены различными грубейшими ошибками. Это делает их непригодными к пользованию и свидетельствует о непрофессионализме издателей. Аксиомой является то, что изданием профессиональной литературы должны заниматься люди, прошедшие специальную подготовку в той или иной области, а не дилетанты. Так, например, литературу по кардиологии должен редактировать опытный кардиолог, литературу по урологии – уролог и т.д. Когда это правило нарушается, т.е. в нашем случае, когда гомеопатическую литературу берется редактировать рефлексотерапевт (Дмитриев В.К.), даже не прошедший первичной специализации по гомеопатическому методу лечения, то результат получается плачевный.

Ситуация усугубляется еще тем, что многие так называемые “ведущие гомеопаты” практически не знают патогенезов лекарственных средств и поэтому не могут заметить многочисленные грубейшие ошибки. Поэтому, если преподаватель или “ведущий гомеопат” рекомендует вам книги под редакцией Дмитриева В.К., вы можете сделать соответствующий вывод о его знании гомеопатической Materia Medica.

Чтобы необходимость подобной рубрики стала ясна даже для начинающих врачей-гомеопатов, будут проанализированы две работы классиков гомеопатии, входящие в “золотой фонд”, – книга Дж. Г. Кларка “Клинический реперториум” и книга А. фон Липпе “Руководство по гомеопатической Materia Medica”, каждая из которых издана на русском языке разными издательствами. При их сравнении наглядно проявляется уровень профессионализма издателей, позволяющий легко сделать соответствующие выводы любому здравомыслящему гомеопату.

Дж. Г. Кларк “КЛИНИЧЕСКИЙ РЕПЕРТОРИУМ”

Эту работу Дж. Г. Кларка, входящую в “золотой фонд гомеопатии”, выпустили на русском языке сразу два издательства с одинаковым названием – смоленское издательство “Гомеопатическая медицина” под редакцией Захаренкова В. М. и московское ЗАО “Гомеопатическая Медицина” под редакцией к.м. н. Дмитриева В. К.

Сразу же, как только берешь эти две книги в руки, бросается в глаза разный объем при том, что обе книги одного формата: книга, изданная смоленским издательством, имеет 342 стр., а московским ЗАО – всего 178 стр. Заглянув в оглавление, с удивлением отмечаем, что главный редактор Дмитриев В. К. по неизвестным причинам выкинул две главы из пяти – “Клинические связи лекарственных средств” и “Природные взаимосвязи лекарственных средств”, – необходимые для синтетического изучения Materia Medica. При более детальном знакомстве выяснилось, что в московском издании кроме этих двух глав также выброшены предисловие автора (его Дмитриев В. К. заменил своим) и вступительные статьи к отдельным главам.

При детальном анализе первой главы книги “Клинический реперториум” московского издания выяснилось, что все препараты в этой главе, в отличие от оригинала, напечатаны одним шрифтом. Во вводной статье к этой главе Дж. Г. Кларк пишет: “…вместо названий наименований болезней, данных жирным шрифтом в разделе “Клиника” “Словаря прикладной Materia Medica”, в этом “Клиническом реперториуме” названия лекарств напечатаны жирным шрифтом”. Это позволяет врачу, пользующемуся “Клиническим реперториумом”, подобрать во многих случаях подобный препарат по нозологическому диагнозу, в чем и заключается основная ценность этой главы, – об этом подробно написано в авторской вступительной статье к этой главе. Если препараты, соответствующие нозологическому диагнозу, напечатанному жирным шрифтом в разделе “Клиника” в соответствующих главах “Словаря прикладной Materia Medica”, никак не выделены в “Клиническом реперториуме”, то это делает бесполезным использование данной главы в клинической практике. По всей видимости, именно это обстоятельство побудило главного редактора Дмитриева В. К. убрать вступительную статью Дж. Г. Кларка к главе “Клинический реперториум”.

Я думаю, что вышесказанного уже вполне достаточно, чтобы, вопреки мнению главного редактора Дмитриева В. К., с уверенностью заявить, что книгой Дж. Г. Кларка “Клинический реперториум к Словарю практической Materia Medica”, выпущенной московским ЗАО “Гомеопатическая Медицина”, ни в коем случае нельзя пользоваться.

Всех вышеперечисленных недостатков лишена книга Дж. Г. Кларка “Клинический реперториум”, выпущенная смоленским издательством “Гомеопатическая медицина” под редакцией Захаренкова В. М., в чем может убедиться любой врач-гомеопат, сравнив обе эти книги. Поэтому следует пользоваться книгой, выпущенной смоленским издательством.

А. фон Липпе “РУКОВОДСТВО ПО ГОМЕОПАТИЧЕСКОЙ MATERIA MEDICA”

Эту классическую книгу А. фон Липпе, по праву входящую в “золотой фонд гомеопатии”, выпустили на русском языке два издательства – новосибирское издательство ГП “Новосибирский полиграфкомбинат”, под редакцией к. м. н. Филина Е. Ю., и московское ЗАО “Гомеопатическая Медицина”, под редакцией к. м. н. Дмитриева В. К.

Открывая книгу, изданную под редакцией к. м. н. Дмитриева В. К., любой врач-гомеопат, даже поверхностно знакомый с историей гомеопатии, испытывает глубочайшее недоумение. Известно, что А. фон Липпе занимался анализом характерных чистых симптомов и именно на его работах построена вся американская система обучения гомеопатии. Но как только начинаешь читать предисловие, которое начинается следующим образом: “Ключевые симптомы (они называются еще ведущими, руководящими, характерными) – это индивидуальные симптомы препарата, его “особые приметы””, – то сразу все становится понятным. Окончательно все ставит на свои места список авторов, приведенных на стр. 9.

Даже начинающий врач-гомеопат знает, что ключевые, ведущие и характерные симптомы – это не одно и то же. При анализе имеющихся симптомов согласно § 86 “Органона” все симптомы делятся на характерные, т. е. симптомы, имеющие модальность, и патогномоничные, т. е. симптомы, не имеющие модальности; во всех Materia Medica приводятся только характерные симптомы. Часть характерных симптомов указывает на особенность действия лекарственного средства на организм; именно эти характерные симптомы Е. Б. Нэш назвал ведущими. Ключевыми симптомами называются характерные симптомы, имеющиеся в патогенезах очень небольшого количества лекарственных средств.

А. фон Липпе, анализируя патогенезы, составленные под руководством К. Геринга, выявлял характерные и патогномоничные симптомы. Практически все гомеопаты, перечисленные на стр. 9, работали уже с характерными симптомами, выявленными А. фон Липпе: Е. Б. Нэш и Э. Фаррингтон выявляли ведущие симптомы, необходимые для изучения патогенезов препаратов; R. Т. Cooper – ведущие симптомы со стороны патологического уровня для лечения раковых заболеваний, Н. N. Guernsey – ключевые симптомы, способные облегчить выбор подобного препарата, и т. д.

Как мы видим, все перечисленные на стр. 9 авторы решали какие-то отдельные задачи, беря за основу полные патогенезы препаратов, описанные С. Ганеманом, К. Герингом и др. испытателями. В книге, изданной московским ЗАО “Гомеопатическая Медицина” под редакцией Дмитриева В. К., механически объединены работы различных авторов, предназначенные для решения различных, часто совершенно противоположных задач. Не случайно, что издало подобный “шедевр” именно московское ЗАО “Гомеопатическая медицина” под редакцией к. м. н. Дмитриева В. К., “славящееся” своим непрофессионализмом. Пользование подобной книгой ничего, кроме вреда, принести не может.

Насколько искажена эта классическая работа А. фон Липпе, можно понять, изучив новосибирское издание под редакцией к. м. н. Е. Ю. Филина. Адекватные перевод и редакция позволили полностью сохранить характерный стиль изложения А. фон Липпе. Авторское предисловие дает ясное представление о цели написания этой книги (это предисловие отсутствует в книге, изданной московским издательством, т. к. из него сразу заметно несоответствие между тем, о чем пишет А. фон Липпе, и тем, что дается в изданной московским издательством книге).

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод, что пользоваться книгой А. фон Липпе, изданной московским ЗАО “Гомеопатическая Медицина”, нельзя, так как полностью искажен первоисточник. Для изучения патогенезов лекарственных средств следует использовать книгу новосибирского издательства под редакцией Е. Ю. Филина.

Разбор рецензии к. м. н. Иванива А. П. (г. Одесса) на работу “Гомеопатическая концепция развития патологического процесса”, напечатанную в “Украинском гомеопатическом ежегоднике”, № 4 за 2001 г., стр. 191-192. Так как подавляющее большинство российских гомеопатов, да, впрочем, и украинских тоже, не читают это издание, мы публикуем статью Иванива А. П. полностью.

В. М. Захаренков. Гомеопатическая концепция развития патологического процесса.
– Смоленск: Гомеопатическая медицина, 2000. – 76 с.

V. M. Zakharenkov. Homeopathic conception of the pathologic process.
– Smolensk: Homeopathic medicine, 2000.

Тематика изданной в серии “Основы гомеопатической терапии” книги представляется крайне интересной, особенно в наши дни, когда концепцию развития патологического процесса (единую для всей медицинской науки) в гомеопатической медицине пытаются заменить новомодными теориями. Часто такие попытки совершают лица, имеющие отдаленное представление о медицине и, в частности, о гомеопатии.

В аннотации к изданию указано, что “данная работа представляет собой краткое тезисное изложение первого семинара из авторского курса…”.

Далее начинаются многочисленные несуразности, никак не связанные с тематикой издания или семинара.

Практически все введение, вместо знакомства с актуальностью темы, целью и задачами изложения информации, посвящено обсуждению и осуждению ряда ключевых представителей основных структур российского (и не только) гомеопатического сообщества или их программ. Более того, такие же колкости мы встречаем и далее, в тексте издания, равно как и в последних его строках. Автор, называя фамилии и резко критикуя труды и программы “ведущих гомеопатов России и мира” (воспроизведено по д-ру Захаренкову), не замечает того, что каждый такой выпад вызовет раздражение у любого грамотного читателя (а истинные гомеопаты действительно являются медицинской элитой), причем – в адрес автора высказываний. Более того, такие выпады играют на руку лишь неприятелям гомеопатической науки (пример тому – длительная полемика Д. Витулкаса и его сторонников с Р. Шанкараном, Я. Схолтеном, Дж. Шерром и их коллегами на страницах “Homoeopathic LINKS” в 1999-2000 гг.). Все же, хочется отметить следующее: в последние десятилетия в гомеопатию действительно (на гребне волны моды к ней) пришли некоторые лица, которые дискредитируют в первую очередь себя, а не метод; в то же время, каждый из подвергнутых критике г-ном Захаренковым врачей-гомеопатов немало сделал для признания метода в России и его легализации, равно как и для издания соответствующих книг, программ, проведения семинаров и конференций, утверждения необходимой документации. Все их шаги в настоящее время приносят пользу следующим поколениям гомеопатов, и любой из ведущих специалистов России может только быть рад успехам и глубине знаний последователей. Так же нетактично говорить об иностранных коллегах, большинство из которых, несмотря на их ритм нагрузок, все же находят время для преподавательской деятельности, в том числе в России и ряде государств СНГ.

Раздел “Стадии развития патологического процесса” изложен четко, без обращений к частностям, включая основные определения гомеопатической доктрины. Отметим, однако, что при описании уровней организации живого организма последний представлен изолированно от энергоинформационных и вибрационных влияний Вселенной, что, с учетом многолетнего практического опыта использования концепции гомеопатической медицины и данных современных исследований, нерационально для последующего подбора степени динамизации соответствующего лекарства. Именно поэтому автор выделяет в гомеопатии лишь острые и хронические болезни, не упоминая о подострых процессах, случаях декортикации различного генеза, последствиях воздействия трансовых техник и галлюциногенов, перинатальной патологии. В последние годы большой поток лиц с указанными и рядом других расстройств (и ошибок восприятия) составляет значительную часть контингента на гомеопатических приемах или в соответствующих стационарах.

Раздел “Патогенные факторы немиазматической природы” включает два подраздела (для факторов, способных и неспособных сформировать патологический конституциональный тип). Интересен вариант графического пояснения информации, равно как и попытки разъяснить основные возможности реперторизации. Далее, при пояснении возможностей поиска препарата по психическому симптому, автор не останавливается перед термином “глупо” (с.53) для методик поиска средства Дж. Лукасом и Р. Шанкараном. Кроме того, что это некорректно и неверно, д-р, по-видимому, неглубоко знаком с учениями указанных специалистов. Каждый из них – не “реперторизатор”, а глубоко и точно знает Materia Medica, используя подбор верной прописи не по “психическим симптомам”, а по совокупности картин болезни и лекарства. Главное – не техника определения лекарства, а результат – излечение страждущего. По-видимому, никто из наших коллег, как в России, так и во всем мире, не обращался бы к опыту иностранных учителей, если бы он не был практически верифицированным.

В указанном разделе недоумение вызывают ссылки на миазматическую отягощенность и количество возможных средств для курса лечения (с.56). Так где же, позвольте узнать, классика?! Вовсе шокирующей является фраза “начинающие… гомеопаты, как правило, ставят только… терапевтический диагноз и только со временем… набравшись опыта, ставят клинический и конституциональный диагнозы” (с. 57). Для чего же тогда обучение в медицинском Вузе, более чем двухсотлетняя практика гомеотерапии и мудрые наставники-практики?! Описание же особенностей и типов воздействия внешнего патогенного фактора следует считать недостаточным, так как местного воздействия в Природе не бывает. Гомеопатическая медицина потому и является системой, что учитывает полипотентность влияния и взаимодействия внешнего патогенного фактора (факторов) с последующими каскадными саногенетическими, энергоинформационными и патобиохимическими реакциями.

Раздел “Патогенные факторы миазматической природы” включает различные прямые и перекрестные вариации на темы миазматических отягощенности и интоксикации и кажется запутанным с точки зрения основ классической гомеопатии. Более того, все издание построено на положениях 5-го издания “Органона…” С. Ганемана, хотя большинство коллег используют с 20-х годов XX столетия шестое издание. Некорректным является и то, что все ссылки на литературные источники произведены с указаниями на смоленские редакции ранее изданных на русском и других языках книг (т. о., издание – реклама его автора, его семинаров, программ и редакторских переводов?!).

Раздел “Особенности развития патологического процесса у детей” также не избежал методологических неточностей. “Отличается” фраза “лечение подростков всегда следует начинать либо с препарата, тропного эндокринной системе…, либо… устраняющего этиологический фактор”. А где же принцип подобия и совокупность симптомов на момент обращения, равно как и все три описанных выше диагноза, коллега?!

После прочтения указанных глав и заключения приходится признать, что издание с такой заманчивой и необходимой темой оставляет больше вопросов и недоумения, чем информации. Вывод один – гомеопатическая медицина – это искусство, и в ней, как и в искусстве, нужно следовать правилу: любить гомеопатию в себе, а не себя в гомеопатии.

к. м. н. А. П. Иванив
Одесса

Уже в первом абзаце вызвало удивление, что Иванив А.П. назвал концепцию развития патологического процесса, разработанную и изложенную С. Ганеманом в “Хронических заболеваниях”, “новомодной теорией”.

Дальше, когда он пишет о предисловии, где проанализировано состояние гомеопатии в России и Украине на сегодняшний день, А.П. Иванив приводит свое личное мнение, никак его не аргументируя. Я же считаю, что эти “ключевые фигуры” дискредитировали этот высокоэффективный метод лечения и конкретно указываю, почему.

Что касается раздела “Стадии развития патологического процесса”, то в гомеопатии выделяют три уровня поражения организма – патологический, функциональный и психический, которые, в свою очередь, соответствуют уровням организации живого организма, изучаемым в курсе биологии: клетка и ткань – патологический, орган и система органов – функциональный, организм и личность – психический. Все три уровня поражения были выявлены экспериментально при анализе протоколов испытаний лекарственных средств, а откуда Иванив А.П. взял энергоинформационные и вибрационные уровни – неизвестно; также неизвестно, как они используются для выбора потенции.

В гомеопатии в соответствии с доктриной С. Ганемана о хронических болезнях выделяют только хронические и острые заболевания (§§ 73, 77, 78): для лечения хронических заболеваний используются методы антимиазматической терапии, а для второй группы – методики терапии острых состояний. Те заболевания, которые перечисляет автор рецензий (подострые процессы, случаи декортикации различного генеза, последствия воздействия трансовых техник и галлюциногенов, перинатальные патологии) относятся в гомеопатии к острым состояниям (§ 77), и для их лечения успешно используются методики терапии острых состояний.

Что касается Дж. Лукаса и Р. Шанкарана, то выученные наизусть отдельные симптомокомплексы нельзя считать “глубоким и точным знанием Materia Medica”. Я полностью согласен с Иванивым А.П. только в том, что “результат – исцеление страждущего” является главным мерилом профессионализма врача-гомеопата. Так вот, анализируя назначения, сделанные Дж. Лукасом, Р. Шанкараном, Дж. Витулкасом и другими гомеопатами, которыми так восхищается Иванив А.П., любой здравомыслящий врач видит, что идет ухудшение состояния, четко определяемое как с позиций закона Геринга, так и с помощью объективных методов обследования. В этом номере журнала опубликован разбор случаев Дж. Витулкаса; в следующих номерах будет подробно разобрана техника работы Р. Шанкарана, Дж. Лукаса, Я. Схолтена.

Восхищение Иванива А.П. Дж. Лукасом, Р. Шанкараном и другими подобного рода “мастерами гомеопатии” становится понятным при чтении последних абзацев. “В указанном разделе недоумение вызывают ссылки на миазматическую отягощенность и количество возможных средств для курса лечения (с. 56). Так где же, позвольте узнать, классика?!” – с возмущением восклицает автор рецензии. Хочется напомнить Иваниву А.П., что в своей работе “Хронические заболевания” С. Ганеман все выявленные им антипсорические симптомы разделил на две большие группы – симптомы скрытой Psora u симптомы проявленной Psora. Симптомы скрытой Psora u есть миазматическая отягощенность, которую определяют как “заложенные генетически особенности внешнего строения, протекания физиологических процессов и поведения индивидуума”.

Что касается количества возможных средств для курса лечения, то в той же работе “Хронические заболевания” Учитель сформулировал определение хронической болезни как последовательность стадий развития патологических процессов. Основываясь на этом, К. Геринг сформулировал одно из положений своего закона следующим образом: “При излечении симптомы появляются в порядке, обратном их возникновению”. Параллельно К. фон Беннингхаузен под непосредственным руководством С Ганемана разработал методику, позволяющую точно прогнозировать изменение симптомов в ходе лечения. Именно наличием этой методики объясняется сформулированное С. Ганеманом требование к ведению споров между врачами-гомеопатами: доказывая свою правоту, врач-гомеопат должен четко спрогнозировать реакцию организма на прием лекарственного средства, т. е. описать, как изменится клиническая картина. Если оппонент не согласен с мнением своего коллеги, то он, в свою очередь, должен объяснить, как, по его мнению, должна измениться клиническая картина. Через определенное время, отслеживая изменение клиники, сразу выясняется, кто прав, а кто – нет. Подобная практика ведения споров помогла отсечь от гомеопатии пустопорожних болтунов, и она отражена в примечании к § 1 “Органона”.

Чтобы спрогнозировать изменение клинической картины в ходе лечения, необходимо кроме терапевтического диагноза поставить еще конституциональный и клинический диагнозы. При анализе всей выявленной клинической картины согласно требованиям, изложенным в § 86 “Органона”, все симптомы распределяются по двум большим группам: характерные симптомы, т. е. симптомы, имеющие модальность, и патогномоничные симптомы, т. е. симптомы, не имеющие модальности. Характерные симптомы, в свою очередь, делятся еще на две подгруппы: характерные симптомы, имеющие временную модальность, и характерные симптомы, имеющие модальность “ухудшение” или “улучшение”. Для постановки терапевтического диагноза берутся характерные симптомы с модальностью “ухудшение” или “улучшение”; для постановки конституционального диагноза – характерные симптомы с временной модальностью; для постановки клинического диагноза – патогномоничные симптомы. Как я уже говорил выше, это требование к анализу всех выявленных симптомов закреплено в § 86 “Органона”, и если оно нарушается, то невозможно не только спрогнозировать изменение симптомов в ходе лечения, но и подобрать подобный препарат.

Зная, что Иванив А.П. является представителем Киевской школы Поповых, становится понятным, почему его шокировала эта фраза. Характерной особенностью школы Поповых является использование так называемых “усеченных” патогенезов. В той же самой работе “Хронические заболевания” С. Ганеман пишет о подобной практике следующее: “Данное постыдное стремление к легкому пути в профессии, требующей самого добросовестного отношения, часто побуждает этих так называемых гомеопатов назначать лекарственные средства лишь на основании коротких заметок об их использовании, зачастую носящих спорный характер (ab usu in morbis), которые даны как пояснительные статьи препаратов, – метод, являющийся всецело ошибочным и весьма распространенным в аллопатии, поскольку в данных заметках обычно приводится лишь несколько симптомов. Они должны использоваться лишь для подтверждения правильности выбора лекарственного средства, сделанного на основании изучения чистых неотъемлемых патогенетических свойств воздействия на организм препаратов, но ни в коем случае не для выбора лекарственного средства, которое способно лечить лишь тогда, когда назначается на основании полного подобия симптомов. К сожалению, существуют даже авторы, которые советуют следовать данному узкопрактическому ошибочному пути/” Разумеется, что при таком подходе невозможно правильно подобрать препарат, поэтому представители данной школы утверждают, что нельзя спрогнозировать не только изменение симптомов в ходе лечения, но и первичную реакцию организма на прием лекарственного средства, а свои назначения совершенно серьезно “обосновывают” фразами типа, что “такой-то или такая-то назначала этот препарат при подобном состоянии, и это помогало”.

Ниже, анализируя особенности и типы воздействия, Иванив А.П. совершенно справедливо пишет, что гомеопатическая медицина является системой, и любое внешнее воздействие вызывает “каскадные саногенетические, энергоинформационные и патобиохимическив реакции”. Следовательно, зная, как функционирует организм, можно точно спрогнозировать его реакцию на действие любого внешнего патогенного фактора, что приводит автора рецензии в шоковое состояние.

Как мы видим, Иванив А.П. противоречит сам себе. Это объясняется тем, что, получив врачебное аллопатическое образование, автор рецензии весьма поверхностно знает гомеопатическую медицину, что и неудивительно, так как Киевская школа Поповых готовит “социальных гомеопатов”.

То, что раздел “Патогенные факторы миазматической природы” кажется для автора рецензии запутанным, является закономерным, учитывая его уровень подготовки. Что касается использования 5-го и 6-го издания “Органона”, то при обучении всегда используется 5-е издание “Органона” вместе с “Хроническими заболеваниями” С. Ганемана и “Лекциями по философии гомеопатии” Дж. Т. Кента, и только после того, как гомеопат пройдет курс “Основы гомеопатической медицины”, он начинает работать с 6-м изданием “Органона”. Методичка предназначена для врачей, проходящих обучение по курсу “Основы гомеопатической медицины”, поэтому всюду идут ссылки именно на 5-е издание “Органона”.

Книги смоленского издательства рекомендуются по той простой причине, что они профессионально отредактированы, чего нельзя сказать о книгах других издательств. Прекрасно известна история с книгами, выпущенными московским ЗАО “Гомеопатическая Медицина” под редакцией Дмитриева В.К., которые буквально переполнены грубейшими ошибками, делающими пользование ими опасным для здоровья пациентов. Ситуация усугубляется еще и тем, что многие “ведущие гомеопаты” поверхностно знакомы как с доктриной гомеопатии, так и с гомеопатической Materia Medica, поэтому не в состоянии заметить многочисленные грубейшие ошибки. Так что ссылки, например, на книги московского ЗАО “Гомеопатическая Медицина” сами по себе являются свидетельством низкого профессионального уровня.

В заключение Иванив А.П. пишет, что после прочтения книги у него осталось больше вопросов и недоумения, чем информации, что и неудивительно, так как на курсе “Основы гомеопатической медицины” врачи обучаются по качественно иным методикам, чем на курсах Поповых.

Что касается вывода, то он противоречит § 2 “Органона”, который точно прокомментировал Дж. Т. Кент в предисловии к своей книге “Лекции по философии гомеопатии”. “Гомеопатия является не только наукой, но и искусством, излечивая болезнь исходя из закона подобия. И если искусство каждого врача индивидуально, то наука должна базироваться на ясных, понятных каждому человеку, универсальных принципах. Врач, который строит лечебный процесс, опираясь только на искусство, но не имеет четкого представления о научных принципах гомеопатии, не может принести пациенту ничего, кроме вреда, и такая врачебная практика, безусловно, должна быть запрещена. Чтобы избавить больного человека от страданий, врач-гомеопат должен искусство сочетать с глубоким знанием научных основ гомеопатии”.

Президент Профессиональной ассоциации
врачей-гомеопатов стран СНГ
Захаренков В.М.