Уницисткая гомеопатия

УНИЦИСТКАЯ ГОМЕОПАТИЯ.

 

Президент Профессиональной ассоциации врачей-гомеопатов стран СНГ

Ректор Института классической гомеопатии (Россия)

M.h.m. Захаренков В. М.

 

      Читать – не самое главное: что читать и как понимать прочитанное – вот что самое важное в этом деле.

                                                      Д. И. Ушинский

 

 

Гомеопатия относится к лекарственной терапии и по определению лекарственным средством может быть только вещество способное патологически изменять функцию органа или системы организма. Воздействуя на орган или систему организма во время болезни лекарственное средство может вызвать появление искусственного патологического состояния либо не сходного с естественной болезнью, либо подобного. Соответственно, в клинической медицине существует только два терапевтических принципа применения лекарственных средств – contraria contraribus и similium similibus.

Терапевтический принцип  contraria contraribus предполагает назначение лекарственного средства патогенетическое действие которого вызывает появление искусственного патологического состояния отличающегося от имеющегося естественного заболевания, причем степень отличия может существенно варьировать.

Терапевтический принцип similium similibus предполагает назначение лекарственного средства патогенетическое действие которого вызывает появление искусственного патологического состояния подобного имеющемуся естественному заболеванию, причем чтобы произошло излечение подобие должно быть полным. При частичном подобии естественного и искусственного патологических состояний наблюдается в лучшем случае только временное улучшение состояния, но не излечение.

Эта специфическая особенность лекарственной терапии представлена С. Ганеманом в §22 «Органона»: «Так как в болезнях, кроме совокупности припадков, невозможно найти ничего другого, подлежащего устранению для восстановления здоровья, и так как лекарства не иначе обнаруживают целебное свойство, как своею способностью производить болезненные припадки в здоровых людях, то отсюда следует: 1) что лекарства способны лечить болезни  только путем устранения наличных припадков естественной болезни возбуждением известных новых припадков, или болезни искусственной и 2) что для устранения совокупности припадков какой-либо болезни необходимо отыскать такое лекарство, которое способно было бы произвести припадки, подобные (гомеопатический способ) или противоположные (антипатический способ) припадкам естественной болезни, смотря по указаниям опыта в том и другом случае. Третий способ употребления врачебных средств, единственно возможный кроме этих двух, есть способ аллопатический, по которому дают средства, производящие припадки, не сходные и не противоположные припадкам естественной болезни, но совершенно разнородные, которые, следовательно, не имеют прямого отношения к врачуемой болезни…»(5).

Каждый способ «употребления врачебных средств» рассматривается в научной медицине как самостоятельный метод лечения, что является прямым указанием на конкретный алгоритм выделения клинической дисциплины в отдельную врачебную специальность: «В основу четвертого алгоритма выделения самостоятельных клинических специальностей положен метод лечения. Отличие в подходах определяет специфичность (часто носящую почти мировоззренческий характер) данного метода лечения, требующую углубленной специальной подготовки. В самом общем виде этот алгоритм выделения самостоятельных лечебных специальностей использовался при делении всей медицины на терапию и хирургию. По этому принципу выделены такие специальности как «физиотерапия», «иглорефлексотерапия», «мануальная терапия».

По этому же принципу может быть выделена в отдельную специальность и гомеопатия».(9)

В своей статье «К вопросу специальности врач-гомеопат» д.м.н. С. П. Песонина систематизировала и озвучила то, к чему приходит практически каждый врач-гомеопат имеющий многолетний опыт успешного обучения гомеопатии и автор не только указывает оптимальный алгоритм выделения гомеопатии в отдельную врачебную специальность, но и очень точно выделяет основное различие между гомеопатией и официальной медициной «несмотря на то, что гомеопатические принципы не противоречат базовым теориям современной медицины, в то же время гомеопатию определяет ее выраженное отличие в методологии оценки симптомов различных патологических состояний от методологии, принятой в академической медицине. Это приводит к различию гомеопатического и аллопатического направлений».(9) Различие в методологии определяет различие в клиническом мышлении врачей «часто носящих почти мировоззренческий характер» и как прямое следствие этого «отличие в методологии» предполагает изучение гомеопатии как факультетской медицины.

Клиническое мышление рассматривается в научной медицине как правильное мышление специалиста позволяющее решать встающие перед врачом теоретические и практические задачи. Обычно врачи не задумываются о том, что такое правильное клиническое мышление, однако существует целая научная дисциплина о правильном мышлении которая называется наука логика и она учит, что встающие перед человеком в практической и теоретической деятельности задачи «могут быть решены только при условии, если мышление, участвующее в этом решении, будет правильным мышлением, т.е. способным вести нас к достижению истины.

Чтобы мышление было правильным, оно должно удовлетворять трем главным требованиям: 1) определенности, 2) последовательности и 3) доказательности.

Определенное мышление есть мышление точное, свободное от всякой сбивчивости. Последовательное мышление есть мышление, свободное от внутренних противоречий, разрушающих связь между мыслями там, где эта связь необходима. Доказательное мышление есть мышление, не просто формулирующее истину, но вместе и указывающее основания, по которым она необходимо должна быть признана истиной».(1)

Соответственно, характерной отличительной особенностью курса факультетской медицины является последовательное обучение в трех клиниках – в клинике пропедевтики внутренних болезней формируется определенность клинического мышления, в клинике факультетской терапии формируется последовательность клинического мышления и в клинике госпитальной терапии формируется доказательность клинического мышления.

К выводу о необходимости изучения гомеопатической терапии как факультетской медицины первым пришел сам С. Ганеман представив концепцию преподавания гомеопатии как факультетской медицины в §3 «Органона»: «Четыре условия необходимы для врача, желающего действовать основательно, согласно своей высокой цели и быть истинным художником в искусстве лечения: 1) определить в точности, что должно лечить в каждом данном случае (распознавание болезни, показание); 2) знать целительные свойства различных лекарств (лекарствоведение); 3) уметь применять лекарство к болезни так, чтобы выздоровление необходимо последовало, для чего необходимы как точный выбор лекарства, так и знание настоящей меры приема и времени его повторения; наконец, 4) знать и устранять обстоятельства, препятствующие выздоровлению, для того, чтобы последнее было надежно»(5) что совершенно естественно, так как это единственно возможная научная система подготовки грамотных специалистов в высшей школе, которая лежит и в основе системы подготовки врачей официальной медицины — все врачи-терапевты в свое время заканчивали факультет лечебного дела.

Третий параграф в том виде в каком мы его знаем появился только во втором издании «Органона» вышедшем в свет в 1819 году и он отражает опыт преподавательской деятельности С. Ганемана в Лейпцигском университете (1811-1821 г.г.). Прямым результатом сформулированной С. Ганеманом концепции обучения гомеопатии как факультетской медицины стал его принципиальный отказ брать учеников и история гомеопатии не знает ни одного ученика С. Ганемана после 1819 года.

Все попытки С. Ганемана организовать преподавание гомеопатии как факультетской медицины на базе Лейпцигского университета окончились неудачей из-за категорического отказа остальных преподавателей участвовать в учебном процессе и основной причиной этого было различие в клиническом мышлении врачей «носящих почти мировоззренческий характер».

Первым в мире образовательным учреждением по гомеопатии стала открытая в 1835-ом году в г. Аллентауне К. Герингом и д-ром Вессельхёфтом Северо-американская Академия гомеопатической терапии, содержавшаяся на пожертвования частных лиц. Однако, это заведение просуществовало всего несколько лет и основной причиной закрытия был выбор неудачной модели обучения в основе которой лежало изучение успешных клинических случаев, когда выбор гомеопатического лекарственного средства представляющие их врачи пытались обосновать, с одной стороны, параграфами «Органона» и, с другой стороны, выявленными в процессе патогенетических испытаний характерными особенностями целительного действия назначенного лекарственного средства.

Следует особо отметить, что в немалой степени причиной ликвидации академии в г. Аллентаун стала деятельность жуликоватого секретаря который не только растратил собранные деньги, но и сумел наделать долгов. Скандал с растратой всячески раздували противники гомеопатии из числа врачей официальной медицины и спонсоры отказались финансировать учебное заведение.

Тяжело переживая свою неудачу К. Геринг в 1845 г. вернулся в Германию. Живя в Саксонии он смог получить доступ к письмам и статьям С. Ганемана в которых основатель гомеопатии высказывал свое твердое убеждение что в основе учебной программы должно лежать изучение метода терапевтической системы и это возможно только при изучении гомеопатии как факультетской медицины, а изучение отдельных успешных случаев без понимания основополагающих принципов гомеопатической терапии является основной причиной появления так называемых «полугомеопатов», отличительной особенностью которых является весьма поверхностное знание как основ клинической медицины, так и общих положений гомеопатической терапии. Более того, С. Ганеман был полностью уверен в том, что только преподавание гомеопатии как факультетской медицины позволит решить проблему подготовки истинных врачей-гомеопатов.

Ознакомившись с письмами и статьями С. Ганемана посвященных критике «полугомеопатов» и организации учебного процесса и основываясь на собственном опыте преподавания в Северо-американской Академии гомеопатической терапии К. Геринг пришел к выводу, что предложенная С. Ганеманом модель преподавания гомеопатии как факультетской медицины является единственно возможной моделью, позволяющей не только готовить высоко квалифицированных врачей-гомеопатов по единой стандартной программе, но и эволюционно развиваться гомеопатии как самостоятельной научной системе.

Всецело захваченный новой идеей в 1846 г. К. Геринг возвращается в Соединенные Штаты, чтобы воплотить теоретические наработки С. Ганемана в жизнь и для этого у него были все необходимые предпосылки – хотя Северо-американская Академия гомеопатической терапии в г. Аллентауне и закрылась, но остался сложившийся круг единомышленников, имевших богатый и уникальный опыт преподавательской и научной деятельности, а также достаточное количество  богатых пациентов, согласных финансировать новый проект.

Энтузиазм и неуемная энергия К. Геринга дали реальные результаты и через два года в феврале 1848 г. совместно с д-ром Вильямсоном и д-ром Джоном Джинсом он основал в г. Филадельфия новое учебное заведение  —  Американский институт гомеопатии им. Ганемана (Филадельфия) (Hahnemann Medical College and Hospital of Philadelphia), который существует и поныне, и в котором К. Геринг до 1869 г. был профессором кафедры гомеопатической  Materia Medica.

Концепция преподавания гомеопатической терапии как факультетской медицины в качестве единственно возможной методики обучения врачей-гомеопатов была официально закреплена на организованном в 1876-ом году К. Герингом, А. фон Липпе, Уэллзом и Вессельхофтом в Американском институте гомеопатии им. Ганемана (Филадельфия) совместном заседании наиболее авторитетных гомеопатов того времени, на котором была принята историческая для развития гомеопатии резолюция из двух пунктов:

  1. Гомеопатия представлена С. Ганеманом в «Органоне» в виде целостной научной системы, ни одно из положений которой не может быть игнорировано или изменено.
  2. Все положения «Органона» необходимо научно обосновывать с позиции основных положений метода науки, общих для всей клинической медицины.

Принятая в 1876 г. резолюция стала поворотным моментом в развитии гомеопатической медицины, так как она официально закрепила ее статус как факультетской медицины и практическое применение ее положений, во-первых, сделало возможным эволюцию гомеопатии как обоснованной и доказательной целостной научной системы и, во-вторых, позволило сразу же отсечь выдумки полуграмотных псевдогомеопатов  –  так называемая «американская школа гомеопатии» представляет собой целостную научную систему врачебного знания, прошедшую все три стадии развития терапевтических систем и состоящую из обоснованных и доказательных терапевтических методик.

В плане обучения принятие этой резолюции позволило разработать универсальный курс пропедевтики гомеопатической терапии как факультетской медицины ставший основой полноценной учебной программы подготовки врачей-гомеопатов на базе Американского института гомеопатии им. Ганемана (Филадельфия). После многолетней апробации универсальный курс пропедевтики гомеопатической терапии как факультетской медицины был в законченном виде представлен в изданной в юбилейный 1896 год книге В. Берике «Краткое руководство к изучению принципов гомеопатии, разработанных С. Ганеманом и проверенных в течении столетия клинической практики» которая стала первым и единственным классическим учебником по гомеопатической терапии.

Терапевтическая система считается научной только в том случае, когда она естественным образом может быть интегрирована в существующую систему научной медицины. Так как гомеопатический диагноз представляет собой «диагноз больного», то интегрировать гомеопатию в систему научной медицины стало возможно только после появления метода функционального диагноза Г. А. Захарьина. Сделать это смог Дж. Т. Кент разработавший на основе метода функционального диагноза Г. А. Захарьина научную концепцию гомеопатической медицины получившую название уницисткая гомеопатия (критики называют ее «кентианством»).

Введенный Дж. Т. Кентом термин «уницисткая гомеопатия» определяется как «метод изучения гомеопатии как единой целостной научной системы», т.е. определяемый этим термином существенный признак относится к науке педагогике, а не к науке медицине и он определяет существенный признак системы изучения гомеопатической медицины. Происходит этот термин от латинского unus, составной части сложных слов означающей «один», «единственный», «единичный» и в науке педагогике используется для обозначения университетского образования когда научная система изучается как проявление фундаментального закона Природы.

Одной из главных целей университетского образования является формирование правильного мышления специалиста и при изучении уницисткой гомеопатии обучение начинается в клинике пропедевтики внутренних болезней в которой будущих врачей учат «определять в точности, что должно лечить в каждом данном случае (распознавание болезни, показание)» (определенность клинического мышления врача). Отличительной особенностью гомеопатических лекарственных средств является способность патологически изменять функции разных структур организма и гомеопатический диагноз как «диагноз больного» представляет собой развернутый патогенетический диагноз в котором отражены основное заболевание, его осложнение и сопутствующие болезни – «…краткое врачебное заключение о состоянии больного не может ограничиваться абстрактным обозначением нозологической единицы, напр., атеросклероз, сепсис, ранение и т.п., тем более – симптоматическим диагнозом, как напр., анемия, гемиплегия и т.п.

При оформлении диагноза обязательно требуется выделить: 1) основное заболевание, по поводу которого больной лечиться или от которого он умер. При этом должно указать: нозологическую единицу, степень компенсации или стадию болезни, характер патологоанатомического процесса, преимущественную локализацию патологических изменений, характер и степень функциональных нарушений, патогенез и этиологию болезни; в зависимости от случая формулировка диагноза может быть краткой или распространенной, но в оформлении основного заболевания всегда необходимо по возможности осветить перечисленные пункты;

2) указать осложнения основного заболевания;

3) отметить сопутствующие заболевания, имеющиеся одновременно с основным;

4) в заключительном эпикризе должны быть представлены наряду с диагнозом данные индивидуальной характеристики больного: возраст, конституция, профессия, наследственность, тип высшей нервной деятельности, реактивность, общее состояние здоровья, работоспособность, условия жизни, и, наконец, течение болезни, результаты лечения и предписания для будущего».(4)

Таким образом, гомеопатический диагноз как развернутый патогенетический диагноз кодируется тремя нозологическими единицами из разных нозологических классов свидетельствующих о разных стадиях нарушения функции одной структуры организма, что «определяет ее выраженное отличие в методологии оценки симптомов различных патологических состояний от методологии, принятой в академической медицине» и в уницисткой гомеопатии говорят об отдельной клинике гомеопатической пропедевтике внутренних болезней.

Первой отличительной особенностью клиники гомеопатической пропедевтики внутренних болезней является изучение не симптомокомплексов отдельных нозологических единиц как в официальной медицине, а изучение общих для отдельных нозологических классов ведущих прогностических признаков определяющих отнесение наблюдаемого естественного заболевания к конкретному нозологическому классу по МКБ-10.

Второй отличительной особенностью клиники гомеопатической пропедевтики внутренних болезней является дополнительное изучение выделенных М. П. Кончаловским главных ведущих прогностических признаков которые указывают на основное заболевание, так как гомеопатический диагноз представляет собой «диагноз больного» включающий в себя несколько отдельных нозологических единиц относящихся к разным нозологическим классам.

К главным ведущим прогностическим признакам М. П. Кончаловский относит симптомы конкретного заболевания появляющиеся только при патологическом изменении соответствующих параметров внутренней среды организма, которые определяются методами лабораторного контроля и в клинической практике наличие главных ведущих прогностических признаков объективно обосновывает правильность поставленного диагноза. Таким образом, знание главных ведущих прогностических признаков различных болезней позволяет врачу-гомеопату решить не только проблему контроля правильности выбора гомеопатического лекарственного средства с помощью объективных лабораторных методов, но и объективного обоснования результатов лечения по общепринятым в официальной медицине критериям.

В основе гомеопатии лежит терапевтический принцип подобия и гомеопатический диагноз представляет собой название вызывающего появление подобной искусственной болезни лекарственного средства, поэтому на следующем этапе обучения в гомеопатической клинике факультетской терапии будущие врачи-гомеопаты учатся индивидуализировать клинический случай сопоставляя симптомы естественной и искусственной болезней с помощью реперториума чтобы «знать целительные свойства различных лекарств (лекарствоведение)» (последовательность клинического мышления врача). Эта особенность гомеопатической клиники факультетской терапии подробно описана в работе профессора кафедры факультетской терапии Американского института гомеопатии (г. Нью-Йорк), д-ра медицины Г. И. Бидвелла «Техника реперторизации и практический анализ сорока гомеопатических средств».

Впервые о том, что симптомы diagnosis morbi с точки зрения миазматики можно рассматривать как симптомы находящегося в активном состоянии хронического миазма Дж. Т. Кент продемонстрировал еще в 1887-ом году на съезде Всемирной ганемановской ассоциации, но проблема состояла в выборе по симптомам diagnosis morbi необходимого для излечения гомеопатического лекарственного средства. Для решения этой проблемы Дж. Т. Кент усовершенствовал предложенный К. Герингом выбор лекарственного средства по трем симптомам известный как «треножник Геринга». По определению diagnosis morbi представляет собой совокупность первичных симптомов составляющих развернутый патогенетический диагноз нозологических единиц и для выбора подобно действующего лекарственного средства Дж. Т. Кент предложил взять из diagnosis morbi по одному симптому основной болезни, осложнения и сопутствующего заболевания.

Так как составляющие развернутый патогенетический диагноз нозологические единицы относятся к разным нозологическим классам, то для сопоставления составляющих «треножник Геринга» симптомов естественной болезни с симптомами гомеопатических лекарственных средств Дж. Т. Кент разработал специальный «Реперториум» отличительной особенностью которого было, во-первых, разделение изучаемых в клинике пропедевтики внутренних болезней ведущих прогностических признаков в соответствии с используемой аутентичной методикой гомеопатической терапии и, во-вторых, выделение ведущих прогностических признаков каждого нозологического класса как отдельной главы «Реперториума».

Этот принятый в уницисткой гомеопатии подход к идентификации гомеопатического диагноза по трем нозологическим единицам позволяет врачу-гомеопату не только использовать общепринятую в официальной медицине кодировку клинического случая, что является необходимым условием интеграции гомеопатии в официальную медицину, но позволяет даже узкому специалисту проводить лечение отдельного органа с учетом  общего состояния организма конкретного человека.

В научной медицине выделяют три самостоятельных метода лекарственной терапии и отличительной особенностью уницисткой гомеопатии является изучение в гомеопатической клинике факультетской терапии методики симптоматической терапии, методики патогенетической терапии и методики этиологической терапии представленных в виде базового клинического кластера. Эта характерная особенность гомеопатической медицины отражена С. Ганеманом в «Органоне» в виде описания четырех аутентичных методик гомеопатической терапии – в §§161-172 представлена антимиазматическая терапия как методика патогенетической терапии, в §§210-230 представлена методика лечения психических заболеваний как методика этиологической терапии, а в §§173-209 и в §§231-244 представлены методика лечения односторонних заболеваний и методика лечения лихорадочных заболеваний как методики симптоматической терапии. Соответственно, в гомеопатической клинике факультетской терапии слушатели Института классической гомеопатии (Россия) последовательно изучают методики базового кластера гомеопатической медицины – антимиазматическую терапию как метод патогенетической терапии, метод «ключевого» симптома как метод этиологической терапии и изопатическую терапию и методику лечения лихорадочных состояний как метод симптоматической терапии.

В клинической практике выбор патогенетической или симптоматической терапии определяет наличие или отсутствия выделенного М. П. Кончаловским главного ведущего прогностического признака, которые изучаются на предшествующем этапе обучения в клинике гомеопатической пропедевтике внутренних болезней. Показанием на этиологическую терапию является наличие в спонтанном рассказе пациента ведущих прогностических признаков со стороны нейро-гуморальной системы. Разумеется, если врач не знает в достаточной степени клиники внутренних болезней, то он просто не сможет правильно поставить нозологический диагноз и выбрать показанный тип лекарственной терапии и в этом случае говорят об отсутствии врачебного клинического мышления.

Так как в клинике факультетской терапии изучаются отдельные прикладные методики, то основным методом обучения является разбор отдельных клинических случаев показывающих особенности применения конкретной прикладной методики непосредственно в клинической практике. В статье д.м.н. С. П. Песониной этот подход описывается как второй алгоритм выделения самостоятельных специальностей: «Вторым методом выделения самостоятельных специальностей является выделение их по социально значимым, распространенным или сложным заболеваниям и группам заболеваний. По этому алгоритму созданы специальности «фтизиатр», «венеролог», «ревматолог», «онколог», «инфекционист» и т.д. При подобном выделении специальностей принципиально возможно выполнение всех трех задач, однако в подобном алгоритме есть и отрицательные моменты. Возможность выделения самостоятельных специальностей по этому принципу стремится к бесконечности, а системообразующий фактор (значимость, распространенность, специфичность или сложность заболевания или группы заболеваний) в какой-то мере условлен. Кроме того, при очевидном улучшении диагностики и лечения таких заболеваний, знание их (несмотря на всю их социальную значимость) других специальностей неизбежно снижается».(9)

В этом случае д.м.н. С. П. Песонина совершенно правильно указывает что количество терапевтических методик «стремится к бесконечности, а системообразующий фактор (значимость, распространенность, специфичность или сложность заболевания или группы заболеваний) в какой-то мере условлен» и в настоящее время мы наблюдаем сотни(!) различных методик гомеопатической терапии. Однако, в клинической практике в соответствие с основным принципом «не навреди» можно использовать только обоснованные и доказательные прикладные методики в основе которых лежит основной системообразующий фактор – тип лекарственной терапии. Под «обоснованностью» в научной медицине понимают возможность идентификации наблюдаемых у пациента патологических проявлений с конкретной нозологической единицей, а под «доказательностью» понимается возможность сделать достоверный медицинский прогноз и каждая составляющая клинический кластер терапевтическая методика имеет свои четкие показания к использованию в соответствие с нозологическими классами МКБ-10:

— методика антимиазматической терапии показана при заболеваниях относящихся к нозологическим классам третьей нозологической группы «Местные болезни, сгруппированные по анатомической локализации»;

— методика «ключевого» симптома показана при заболеваниях относящихся к третьему, четвертому, пятому и шестому нозологическим классам второй нозологической группы «Конституциональные или общие болезни»;

— методика лечения односторонних болезней показана при заболеваниях относящихся к второму нозологическому классу «Новообразования» и заболеваниях относящихся к четвертой нозологической группе «Болезни, связанные с развитием»;

— методика лечения лихорадочных болезней показана при заболеваниях относящихся к первой нозологической группе «Эпидемические болезни».

Таким образом, обоснованные методики клинического кластера позволяют лечить все встречающиеся в клинической практике заболевания. Знание какой-то одной методики позволяет оказывать врачебную помощь только при определенных заболеваниях.

Что касается доказательности составляющих клинический кластер терапевтических методик, то использование типа лекарственной терапии в качестве системообразующего фактора предполагает при правильном лечении обратное исчезновение симптомов болезни по мере восстановления естественной функции пораженной структуры организма. На практике это означает возможность научного медицинского прогноза с математической точностью показывающего последовательность исчезновения или изменения симптомов болезни в процессе лечения. Использование в качестве системообразующего фактора любого другого параметра позволяет сделать только эмпирический медицинский прогноз.

Изучение гомеопатии как одного из методов лекарственной терапии позволяет использовать гомеопатическую терапию только в качестве дополнительного терапевтического метода и в этом случае говорить об отдельной врачебной специальности «врач-гомеопат» бессмысленно. Таким образом, только изучение всех типов лекарственной терапии представленных в виде самостоятельного клинического кластера позволяет использовать гомеопатию в качестве основного терапевтического метода, что подразумевает выделение гомеопатии в качестве самостоятельной врачебной специальности.

Изучение обоснованных и доказательных терапевтических методик относящихся к разным типам лекарственной терапии позволяет представить гомеопатическую терапию в виде системы медицинских знаний как самостоятельную научную терапевтическую систему. Система знаний в разных терапевтических школах очень сильно различается и иногда это отличие «носит почти мировоззренческий характер», поэтому единственным объективным критерием наличия системы знаний в научной медицине является возможность постановки развернутого патогенетического диагноза (полный диагноз). Как прямое следствие этого в клинической медицине имеется два типа историй болезни – академическая в которой клинический случай представлен в виде развернутого патогенетического диагноза и клиническая в которой клинический случай представлен как лечение только основной болезни. При обучении врачей на кафедре факультетской терапии студенты 4-го курса медицинских институтов в осеннем семестре изучают позволяющую поставить развернутый патогенетический диагноз академическую историю болезни, а в весеннем семестре – клиническую историю болезни которая используется в повседневной врачебной практике. На кафедре госпитальной терапии студенты 5-го курса в осеннем и весеннем семестрах пишут клиническую историю болезни.

В научной медицине только возможность постановки развернутого патогенетического диагноза рассматривается как единственное объективное доказательство наличия научной системы врачебных знаний, а описание клинического случая в виде развернутого патогенетического диагноза как достоверный научный факт. Эта специфическая отличительная особенность изучения терапевтического метода в виде системы медицинских знаний представлена в работах всех виднейших клиницистов. Например, в «Клинических лекциях» С. П. Боткина в первом выпуске представлены академические истории различных болезней, а во втором и в третьем выпуске представлены уже клинические истории болезней. В «Клинических лекциях» Г. А. Захарьина первый случай «крестьянина 18 лет» представлен в виде академической истории болезни, а все остальные случаи представлены уже в виде клинических историй болезни.

Таким образом, только академическая история болезни представляет терапевтический метод как систему врачебных знаний и в гомеопатической клинике факультетской терапии обучение начинается с изучения описанной С. Ганеманом в §§72-160 «Органона» аутентичной для гомеопатии полной схемы опроса которая представляет собой академическую историю болезни. Отличительной особенностью гомеопатической клинике факультетской терапии является использование академической истории болезни при разборе всех клинических случаев что позволяет слушателям четко увидеть и понять показания к применению той или иной методики клинического кластера.

Клиническая история болезни изучается в гомеопатической клинике госпитальной терапии в которой заканчивается клиническое обучение врачей-гомеопатов. В гомеопатической клинике госпитальной терапии будущие врачи-гомеопаты учатся ставить обоснованный и доказательный гомеопатический диагноз позволяющий не только «уметь применять лекарство к болезни так, чтобы выздоровление необходимо последовало, для чего необходимы как точный выбор лекарства, так и знание настоящей меры приема и времени его повторения», но и «знать и устранять обстоятельства, препятствующие выздоровлению, для того, чтобы последнее было надежно» (доказательность клинического мышления врача).

В общем виде лежащие в основе уницисткой гомеопатии положения описаны в работе Стюарда М. Клоуза «Гений гомеопатии» с изучения которой и нужно начинать знакомство с этим направлением гомеопатической медицины. А сама гомеопатическая медицина как целостная научная система врачебного знания представлена в моей книге «Метод гомеопатии и терапевтические методики».

В 2014-ом году состоялся первый набор в Институт классической гомеопатии (Россия) в котором будущие врачи-гомеопаты изучают уницисткую гомеопатию как факультетскую медицину. Двухгодичная программа обучения, предлагаемая студентам Института классической гомеопатии (Россия) представляет собой классический курс пропедевтики гомеопатической медицины уже более ста лет изучаемый студентами Американского института гомеопатии им. Ганемана (Филадельфия) адаптированный в соответствие с общепринятой в России программой обучения врачей в медицинском институте. Это в первую очередь относится к таким идентифицирующим гомеопатическую медицину научным дисциплинам как Materia Medica и миазматика.

В Американском институте гомеопатии им. Ганемана (Филадельфия) как самостоятельную научную дисциплину Materia Medica студенты начинают изучать на кафедре гомеопатической Materia Medica, продолжают изучение на кафедре клинической Materia Medica и заканчивают на кафедре специальной Materia Medica. В Институте классической гомеопатии (Россия) гомеопатическую Materia Medica слушатели начинают изучать в теоретическом курсе «Научная основа гомеопатической терапии» как отдельный раздел науки фармакологии и продолжают изучать в гомеопатической клинике факультетской терапии как научное обоснование описанных С. Ганеманом в «Органоне» аутентичных методик гомеопатической терапии.

Клиническая Materia Medica изучается в гомеопатической клинике госпитальной терапии в которой выделенные Дж. Т. Кентом при описании в «Лекциях по гомеопатической Materia Medica» целительного действия лекарственных средств нозологические блоки рассматриваются как общие симптомы отдельных групп нозологических единиц относящихся к определенному нозологическому классу по МКБ – 10. Основным учебным пособием при сопоставлении симптомов выделенных Дж. Т. Кентом нозологических блоков с общими симптомами отдельных групп нозологических единиц является клиническое руководство Е. М. Тареева «Внутренние болезни», что позволяет представить клиническую Materia Medica как самостоятельный раздел клиники внутренних болезней.

Также в гомеопатической клинике госпитальной терапии изучается и специальная Materia Medica как введение в гомеопатическую позологию позволяющую непосредственно в клинической практике определить необходимую для излечения дозу гомеопатического лекарственного средства.

Миазматика в Американском институте гомеопатии им. Ганемана (Филадельфия) изучается как отдельная научная дисциплина на кафедре миазматики, а в Институте классической гомеопатии (Россия) миазматика изучается в клинике гомеопатической пропедевтики внутренних болезней в которой симптомы хронических миазмов рассматриваются как отдельно выделенные М. П. Кончаловским главные ведущие прогностические признаки. Соответственно, клиника гомеопатической пропедевтики внутренних болезней рассматривается как введение в миазматику.

Единственным принципиальным отличием учебной программы Института классической гомеопатии (Россия) является то, что в соответствии с традицией русской школы гомеопатии гомеопатическая терапия рассматривается как частный случай метода функционального диагноза Г. А. Захарьина. Соответственно, в процессе изучения метода гомеопатии используются в первую очередь работы как самого Г. А. Захарьина, так и наиболее видных представителей его терапевтической школы – М. П. Кончаловского, А. Л. Мясникова, А. А. Остроумова и др., а не малоизвестные нашим врачам работы англоязычных авторов. Подобный подход полностью себя оправдывает что особенно заметно по обучающимся в Институте классической гомеопатии (Россия) студентам старших курсов медицинских институтов которые воспринимают учебный материал как естественное дополнение к полученным в медицинском институте знаниям.

Обучение гомеопатии как самостоятельной врачебной специальности требует наличия довольно большого, не менее 15-20 человек, коллектива преподавателей имеющих не только достаточно высокий уровень профессиональных знаний, но и опыт преподавания в высшей школе. Поэтому полноценный учебный процесс может быть организован только на базе профессионального объединения врачей-гомеопатов и в Институте классической гомеопатии (Россия) преподают только члены Профессиональной ассоциации врачей-гомеопатов стран СНГ. Но это вовсе не означает, что мы отрицаем другие направления гомеопатической терапии, просто изучение разных направлений при базовом обучении дезориентирует и запутывает слушателей. После окончания базового обучения врач-гомеопат может по собственному выбору изучать любые другие направления гомеопатической медицины.

Наличие разных направлений гомеопатической медицины естественным образом предполагает одновременное существование нескольких учебных центров в каждом из которых изучается какое-то одно направление гомеопатической медицины, что является необходимым условием для развития гомеопатии как самостоятельной научной терапевтической системы. Это требует обязательной стандартизации до определенной степени учебных программ, что может быть осуществлено введением однотипных для всех учебных центров требований к учебной программе и выпускным экзаменам.

В заключении хочу сказать что данная статья явилась откликом на статью д.м.н. С. П. Песониной «К вопросу специальности врач-гомеопат» в которой были представлены общие для всех научных терапевтических систем положения, а я в своей статье представил уницистскую гомеопатию в соответствии с этими положениями. Надеюсь, что и представители других учебных центров также представят свои направления гомеопатии в виде соответствующих всем требованиям научной медицины целостных систем врачебного знания.

 

Список литературы.

  1. Асмус В. Ф. Логика. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1947.
  2. Берике В. М. Краткое руководство к изучению принципов гомео­патии, разработанных С. Ганеманом и проверенных в течение столетия клинической практики. — Смоленск: Гомеопатическая медицина, 2006.
  3. Бидвелл Г. И. Техника реперторизации и практический анализ сорока гомеопатических средств. — Смоленск: Гомеопатическая медицина, 2001.
  4. Боткин С. П. Курс клиники внутренних болезней и клинические лекции: В 2-х томах. — М.: Медгиз, 1950.
  5. Ганеман С. Органон врачебного искусства. — 5-е изд. — Смо­ленск: Гомеопатическая медицина, 2000.
  6. Ганеман С. Сущность гомеопатического терапевтического искусства. // Наука гомеопатия: сборник статей по гомеопатии. — Смо­ленск: Гомеопатическая медицина, 2006.
  7. Захаренков В. М. Метод гомеопатии и терапевтические методики. — Смоленск: Гомеопатиче­ская медицина, 2008.
  8. Клоуз С. М. Гений гомеопатии. — Смоленск: Гомеопатиче­ская медицина, 2005.
  9. Песонина С. П. К вопросу специальности врач-гомеопат.// Развитие гомеопатического метода в современной медицине: сборник материалов XXVIII Московской международной гомеопатической конференции. – Новосибирск: Гомеопатическая книга, 2018.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *